ПСИХОЛОГИЯ
ПСИХОЛОГИЯ
ПСИХОЛОГИЯ

Сплетни и слухи

Речь пойдет о «сарафанном радио» неотъемлемой части нашей жизни, хотим мы этого или нет.

Дым и зеркала

У моей подруби Ирины есть странное хобби: она коллекционирует сплетни про себя. Приблизительно раз в год она устраивает в социальных сетях опрос: что новенького и остренького о ней слышали друзья, коллеги и знакомые? Полученные сведения с любовью каталогизирует. Ей нравятся сплетни о своих любовниках - как о богатых и влиятельных, так и о юных и неопытных, которых она якобы обучает секретам постельного мастерства. Говорит, что такие сплетни ей льстят. Этим хобби Ирина заразила многих знакомых,

причем не только женского пола - как оказалось, мужчинам тоже интересно знать, что о них говорят. Теперь время от времени я наблюдаю в своих френд-лентах нечто вроде флешмоба по собиранию сплетен и всякий раз искренне удивляюсь: неужели людям действительно интересно знать, как именно им перемывают кости? Что хорошего может прийти в вашу жизнь/если вы узнаете, что именно о вас говорят плохого? Мне самой отнюдь не кажется, что моя карма улучшится от бесконечных размышлений о своих придуманных любовниках, детях, работодателях и автокатастрофах. Или, может быть,

я чего-то не понимаю?

avto

miks-katalog.ru

В психологии есть такое понятие: «зависимость от оценки других», - комментирует случай Ирины Ольга Петрунько, доктор психологических наук, старший научный сотрудник лаборатории социально-психологических технологий АН Украины. – Испытывать потребность в обратной связи относительно своих действий - это нормально, если эта потребность не приобретает патологические масштабы, когда человек оглядывается на мнение других на каждом шагу. Коллекционирование сплетен - разновидность этой зависимости. Оно может говорить о том, что человек настолько не уверен в себе, что чувствует себя реальным, существующим только в отражениях - в мнениях других людей. Такой зависимой самооценке необходима регулярная подпитка из

вне. Человек на самом деле нуждается не в информации, которую несут сплетни, а в подтверждении своей значимости для других: «Обо мне говорят - значит, я существую».

Это мнение очень наглядно подтверждается многочисленными популярными вариациями на тему фразы: «Если о вас не говорят - значит, вы никому не интересны». А если вы никому не интересны - значит, вас все равно что нет. Что-то странное есть в этой беспокойной логике, не находите? В невротической гонке за успехом (точнее, за его внешними атрибутами), которой охвачен, кажется, весь мир, участвуют в основном именно те, кому патологически важно быть замеченным и оцененным другими, хотя бы в виде сплетен: чем они грязнее, тем больше дают повод сказать, что тебе просто завидуют.

Однако сами по себе слухи и сплетни не так плохи, как патологическая любовь к ним. У них есть вполне определенное место в нашей жизни - вполне осмысленное и даже полезное. Главное - понимать, откуда они взялись и что с ними делать.

Аргументы и факты

У человека есть потребность в информации – это факт. Информационный голод - такая же реальная вещь, как голод настоящий, физический. Это показали многочисленные эксперименты по лишению людей контактов с внешним миром: оказалось, что в условиях сенсорной депривации (отсутствия не только общения и входящих потоков информации, но и в принципе каких-либо раздражителей: комната с белыми стенами либо полная темнота, звукоизоляция и прочие прелести одиночного заключения в сумасшедшем доме)

- мозг очень быстро начинает развлекаться сам, продуцируя такие галлюцинации какие не снились поклонникам психоделических веществ. Потребность в информации стоит, как на фундаменте, на другой важнейшей эволюционной потребности - безопасности. Нам нужны св

Но мир устроен так, что получить исчерпывающую достоверную информацию обо всем, что для нас важно, очень часто бывает невозможно. Для того чтобы заполнять информационные лакуны, обществу оказались нужны слухи и сплетни: потребность знать и понимать, что происходит, неистребима. Именно поэтому многое из того, что мы знаем об аварии на Чернобыльской АЭС, основано на слухах, появившихся в первые недели после события, которое не освещалось в советских СМИ. Даже сейчас, когда этой трагедии посвящены тонны книг и расследований, основанная на слухах картинка все еще живет и здравствует.

«Слух — это информация, не подтвержденная достоверными источниками, - формулирует

Алла Коваленко, доктор психологических наук, заведующая кафедрой социальной психологии КНУ им. Шевченко. - Когда подтверждение получено, слух перестает быть таковым и становится фактом. Сплетня - это частный случай слуха: информация, касающаяся определенных людей».

Значит ли это, что любой слух - выдумка? Отнюдь: изначальная информация действительно может исходить из правдивого источника. Но, будучи переданной по цепочке «испорченного телефона», она становится странной. Алла Коваленко рассказала

мне, как студентам-психологам на занятиях наглядно демонстрируют принцип распространения слуха: шесть человек должны по очереди описать друг другу некую простую картинку вроде иллюстрации к стихотворению «Белеет парус одинокий». В итоге

картинка, которую изображает по памяти шестой участник цепочки, непредсказуемо отличается от той, которая была задана изначально. И это - математический закон: достаточно шести «передающих звеньев», чтобы любая информация изменилась до

неузнаваемости. Во всяком случае с изустной информацией происходит именно так.

Интернет значительно облегчил задачу поиска изначального источника и возможность

проверить, на каком этапе распространения факт исказили. Помните шумиху в печатной прессе и Сети в прошлом году, когда в довольно уважаемых изданиях появилась новость о том, что в Европе отменяют слова «мама» и «папа», заменяя их на «родитель №1» и «родитель №2»? Достаточно было нескольких простых действий по поиску в Интернете и знания иностранных языков, чтобы докопаться до того, что в Европарламенте всего лишь обсуждали проблему гендерных стереотипов в СМИ - в частности, необходимость более

широкого представления женщин в прессе и на ТВ не только как матерей, жен и сексуальных объектов, что препятствует гендерному равенству. Но, пройдя через сито нескольких бульварных изданий, - информация превратилась в слух, который выдали за факт.

Остренького захотелось?

«Авторами» любого слуха являются абсолютно все, кто его распространяет. Мы не пересказываем полученную информацию слово в слово, как средневековые курьеры. Мы всегда интерпретируем, как говорят в школе, «пересказываем своими словами» - и от выбора этих слов зависит, в каком виде слух пойдет дальше. А на выбор слов, как и на то, какую часть слуха мы перескажем, какую опустим, какую просто не поймем, а какую домыслим, влияют наши личностные особенности, интересы и мотивации. И это абсолютно естественный и неконтролируемый процесс, с этим ничего не поделаешь.

Американские психологи Олпорт и Постман еще в середине XX века выделили три основных принципа распространения слухов:

1. СГЛАЖИВАНИЕ. Исходный вид слуха при передаче становится все короче, опускаются те или иные детали, которые передающим кажутся несущественными или непонятными - хотя на самом деле они могут быть очень важными.

2. ЗАОСТРЕНИЕ. В то время как одни детали слуха исчезают, другие приобретают непомерные масштабы - опять-таки если они кажутся важными передающему. Так пьяная драка у дверей паба превращается в «масштабные агрессивные нападения футбольных фанатов» только потому, что на одном из дебоширов была футболка с эмблемой клуба.

3. АДАПТАЦИЯ. Это самая таинственная часть функционирования слуха - он всегда адаптируется под господствующие в обществе настроения. Если они радикально националистические либо антиправительственные, - практически любой важный слух, в конце концов, сведется к «во всем виноваты евреи/мигранты/лично президент».

Адаптация отчасти объясняет, почему из всех возможных слухов распространяются в первую очередь самые пессимистические или по меньшей мере нелепые. Но дело не только в этом. «Делясь неутешительной информацией, про которую известно, что она недостоверна, люди на самом деле ищут ее опровержения, они хотят, чтобы их кто-то успокоил, - говорит Ольга Петрунько. - Ведь нам только кажется, что мы распространяем информацию - на самом деле мы делимся эмоциями и переживаниями, которые она у нас вызывает. Чем сильнее эмоция, тем сложнее ее пережить в одиночку - поэтому мы будем передавать те слухи и сплетни, которые особенно нас задевают, чтобы сбросить напряжение. Самые энергетически напряженные и оттого долгоживущие слухи - те, которые идут вразрез с общепринятой картиной мира: они сильнее всего ее будоражат».

Теперь понятно, кстати, почему знаменитости всегда популярные персонажи сплетен. «Человек, добившийся успеха, воспринимается обывателями как существо «не от мира сего», с которым происходит что-то особенное, недоступное для большинства, - говорит Алла Коваленко. Кроме того, звезды по факту своего положения автоматически считаются авторитетными источниками информации, которая стоит распространения. Наконец, даже у публичной персоны есть сферы, скрытые для других - в частности, личная и сексуальная жизнь, которая всегда является предметом особого внимания сплетников». Добавлю, что сплетни играют и обратную роль - они как бы опускают неприступную знаменитость с небес на землю, уравнивают Анджелину Джоли с секретаршей Викой, и тем самым «подкармливают» нашу самооценку, которая нет-нет да и покусывает нас в связи с тем,

что мы — до сих пор не анджелины джоли.

О чем говорят мужчины

Принято считать, что главные сплетницы – женщины. На самом же деле специалисты считают слухи и сплетни гендерно нейтральным явлением – то есть не чисто женским или мужским занятием. Более того, недавнее онлайн-исследование с участием 5000 человек выявило, что мужчины на самом деле сплетничают гораздо больше нас с вами: в среднем

76 минут в день, в то время как женщины - 52 минуты. Правда, наши джентльмены не называют это занятие унизительным словом «сплетни»: они это именуют «обменом информацией» и «поддержанием социальных связей». Прямо как в «Дне радио»: «Анечка, можно мне пять минут поговорить с коллегами на профессиональные темы?» Кстати, темы мужских сплетен не намного отличаются от женских. Разве что перемывать кости знаменитостям они не любят, а вот начальству или политикам - сколько угодно. Их так же, как и женщин, волнует личная жизнь коллег и знакомых противоположного пола, а еще – чужие доходы, подковерные интриги в коллективе и связи с «нужными людьми», реальные или вымышленные.

Однако, хотя сплетничают все, в любом коллективе всегда есть генераторы и распространители сплетен, которых хлебом не корми - дай поделиться очередной «эксклюзивной» информацией. У этих персонажей, как и у тех, о которых мы говорили в

самом начале, эта потребность накрепко завязана на самооценке. «Люди, которые охотнее всего продуцируют, собирают и распространяют слухи, на самом деле подчеркивают тем самым свою значимость, близость к источникам важной информации, своё особое положение, - утверждает Алла Коваленко. - Зачастую у них может не быть никаких других достижений, которые бы позволили им занять высокое положение в своей группе. Зато они умело создают впечатление своей незаменимости - и в каком-то смысле они действительно незаменимы, потому что людям нужна информация по тем вопросам, по которым нет сведений из официальных и проверенных источников».

Как распускать сплетни и слухи

Считается, что, умело управляя слухами и сплетнями, можно добиться любой цели. На самом же деле это слишком опасное, непредсказуемое и обоюдоострое оружие, и нужно обладать поистине стратегическим умом, чтобы просчитать все возможные последствия его использования. Но, если вы уверены в себе, - пожалуй, можно взять на заметку некоторые наблюдения от профессионалов в области PR-технологий. Секретной информацией поделилась Ирина Золотаревич, директор PR-агентства Pleon Таlan.

«Сплетни давно считаются мощным инструментом поддержания интереса к звездам, а сейчас, с развитием социальных сетей, продуцировать и распространять их стало еще проще. Замечено, что сплетни, которые достигают своей цели, отвечают четырем основным принципам:

1. Источник, с которого начинается распространение слуха, должен вызывать доверие. Это может быть человек с незапятнанной репутацией, которому доверяют, признанный авторитет в той или иной области, а если речь идет о блогах и социальных сетях, - «тысячник», у которого много френдов и «лайков».

2. Информация, содержащаяся в сплетне, должна быть актуальной, востребованной, в идеале - ожидаемой. В случае признанных звезд задача упрощается: новости об их жизни ожидаемы и востребованы всегда. В случае обычных людей это сложнее, но вероятно можно воспользоваться связью с какой-то актуальной темой, которую сейчас активно обсуждают в обществе.

3. Информация должна быть хотя бы частично похожа на правду, иначе ее не будут распространять. Это значит, что она должна вписываться в круг ожиданий, связанных

с человеком. Почему мы так охотно обсуждаем и распространяем сплетни о пластических операциях звезд? Потому что это вписывается в круг наших представлений о том, как они живут и чем занимаются.

4. Информация должна быть четкой, лаконичной и однозначной, не допускающей разнообразных толкований. Это нужно для того, чтобы в процессе распространения она

подверглась минимуму искажений. Чтобы быть уверенными в том, что информация будет распространяться так, как вам нужно, протестируйте ее - спросите у людей, которым вы доверяете, как можно воспринять нужное вам сообщение. Если окажется, что его можно

«вывернуть наизнанку», - меняйте месседж либо формулировку.

Вообще сплетни - это очень мощное оружие, оно может в любой момент выйти из-под контроля. Если вы решились использовать его для раскрутки своего личного бренда, всегда помните, что, во-первых, важно придерживаться правила «не навреди», то есть сплетня не должна задевать интересы и репутацию других людей (иначе она рано или поздно может обернуться против вас), а во-вторых, никогда не выдумывать, не врать от начала до конца: правдоподобность информации - залог успеха».

Автор Светлана Евсюкова

Источник - bealpha.com

ПСИХОЛОГИЯ